Благо.ру

  • С 2008 года благодаря Вам мы собрали 112 595 210 рублей для некоммерческих организаций!
  • За последние 30 дней мы уже собрали 767 219 рублей

Право Матери — благотворительный общественный фонд (г.Москва)






Фонд «Право Матери» оказывает безвозмездную профессиональную, юридическую помощь родителям погибших солдат. Сыновья в этих семьях погибли в армии в "мирное время" (в том числе в обеих "чеченских" войнах) в результате уголовных преступлений, антисанитарных условий жизни, ненормального психологического климата и по другим причинам. Фонд — первая в бывшем СССР организация, поднявшая проблему гибели молодых ребят в армии. Организация существует с 1990 года.

Кто мы?

Фонд “Право Матери” – благотворительная общественная организация, защищающая права и интересы родителей, чьи сыновья погибли в армии в мирное время на территории России в результате уголовных преступлений, ненормального психологического климата («дедовщины»), антисанитарных условий жизни и по другим причинам. Фонд ведет свою историю с 1989 года, являясь одной из старейших благотворительных организаций России; официально зарегистрирован Министерством Юстиции РФ 04.03.1993 г.  Фонд создан физическими лицами, обычными гражданами, которые в свое время не смогли пройти мимо горя солдатских родителей и захотели им помочь. Фонд не является ни государственной, ни полу-государственной структурой, это абсолютно частная гражданская инициатива. Фонд — первая в бывшем СССР организация, поднявшая проблему гибели молодых ребят в армии, успешно работающая и развивающаяся по сей день. Наша позиция состоит в том, что справедливость – не роскошь, а право, которое должно быть доступно всем, даже самым бедным людям. Выигрывать суд должен не тот, кто богат, а тот, кто прав.

Кому помогаем?

Трагическая гибель собственного ребенка резко меняет жизнь его родителей. Это несчастье, в результате которого они остались одинокими, и в то же время – это то, что невозможно и нельзя пережить в одиночестве, без помощи людей. Первый вопрос, на который родители погибшего начинают искать ответ: как, при каких обстоятельствах погиб их сын. По факту гибели военнослужащего, как правило, возбуждается уголовное дело, но попытки ознакомления с ним только усугубляют и без того ужасную ситуацию – родители, не будучи юристами ничего не понимают, читая предоставленные им бумаги, и ничего не знают о своих правах.

Наша практика работы с родителями погибших военнослужащих показывает, что для  большинства этих людей гибель ребенка становится причиной резкой потери здоро-вья (почти все они, даже молодые, в короткий срок становятся инвалидами и теряют возможность полноценно работать и обеспечивать себя). Люди, бывшие до гибели сына просто бедными, быстро оказываются в категории тех, кто находится далеко “за чертой бедности”. Едва научившись жить дальше после случившейся трагедии, они начинают учиться выживать. По закону таким людям положены пенсии по случаю потери кормильца, по инвалидности, на них распространяются определенные льготы. Деньги это очень небольшие, но очень “дорогие” в том смысле, что в случае опекаемых нами людей речь идет нередко об элементарном физическом выживании. А за положенные по закону пенсии – парадокс! – родителям погибших военнослужащих зачастую тоже приходится судиться.

Обращаясь в адвокатские конторы за юридической помощью, родители погибших солдат не получают таковой – нанять адвоката стоит слишком дорого. Нам известны случаи, когда родители погибших ребят продают все, что только могут продать, лезут в долги, и все равно не получают квалифицированной юридической помощи, т. к. адвокатов, досконально знающих специфику дел о гибели людей в армии и о защите прав членов их семей – на сегодняшний день практически нет. Вопрос о доступе семей погибших солдат к правосудию – настоящая проблема.

Чем мы замечательны?

Фонд «Право Матери» – первая в бывшем СССР организация, поднявшая проблему гибели молодых ребят в армии, успешно работающая и развивающаяся по сей день. Более 7000 человек получают ежегодно помощь в Фонде "Право Матери".

За более чем 20 лет работы фонд «Право Матери» накопил уникальный опыт: у нас самые квалифицированные юристы  в России по делам, связанным с гибелью военнослужащих. 
Несмотря на непрекращающуюся работу по судебной защите граждан, а также работу, связанную с предложениями по усовершенствованию законодательства, Фонд «Право Матери» каждый год сталкивается с тем, что людям, чьи права Фонд защитил в суде по одной категории дел (например, в уголовном процессе), государственные органы по другим основаниям отказывают также и в получении предусмотренной законами социальной помощи. Это ведет к тому, что Фонд фактически оказывает правовое сопровождение конкретной семьи погибшего военнослужащего на протяжении нескольких лет: сначала в уголовном процессе, затем по искам о компенсации морального вреда, затем в спорах за социальные выплаты, а также (по некоторым категориям дел) и в Европейском суде по правам человека.

Председатель Правления Фонда ""Право Матери" награждена в ноябре 1998 г. золотым знаком "Общественное признание", декабре 2002 г. премией Института "Открытое Обще-ство" – "За подвижничество", в марте 2009 г. — международной премией "International Women of Courage".

Скольким мы помогли?                                        

По самым скромным подсчетам за 20 лет работы фонд «Право Матери» в той или иной форме уже помог более чем 80 тысячам членам семей погибших солдат.

Cколько примерно таких нуждающихся в помощи?

В фонд «Право Матери» ежегодно обращаются за помощью от 5000 до 7000 тысяч семей погибших военнослужащих со всей России.

Почему мы это делаем? 

Потому что, «мир на самом деле так мал, что надо просто понять: в нём нет ничего чужо-го или не касающегося лично вас.» (Вероника Марченко, «Аргументы и Факты»; «Небесное воинство»: http://www.aif.ru/society/article/27660 )

Сергей Смирнов:

"Сейчас у многих оптимистов в речах появились пессимистические ноты. Прошел Чрезвычайный съезд в защиту прав человека, и до него, и после, да и во время выступлений многие говорили, что сейчас все становится хуже — зажимают прессу, не дают регистрироваться организациям, все безнадежнее дело с военной реформой, судебная реформа полностью остановилась… Чем тогда можно обосновать оптимизм правозащитников?"

Вероника Марченко:

"Он может подпитываться только идеологической, философской позицией. В конце концов, почему мы все это делаем? Потому что мы считаем, что это нужно и правильно. Мы на стороне добра и света и должны защищать права человека.

— Как говорили диссиденты, "делай, что должно, и будь, что будет"?

— Да. Если у тебя есть дело, ты должен его делать хорошо. Мне кажется, какой бы у тебя ни был настрой, это не должно влиять на дело. Конечно, быть оптимистом хорошо. Но когда я произношу слово "оптимист", у меня сразу возникает образ балбеса, который играет на баяне, рассказывает анекдоты, смеется без причи-ны… Одним словом, на лице у него все признаки того самого "оптимизма". Поэтому я бы не называла нас оптимистами. Будет правильнее сказать, что мы, извини за патетику, уверены в своей исторической правоте. Есть знаменитая притча про двух лягушек, которые попали в крынку с молоком. Выбор из двух решений, третьего нет: либо ты говоришь "Все, конец" — и тонешь, либо начинаешь из последних сил барахтаться и надеяться, что собьешь под собой кусочек масла. Я считаю, что ситуация именно такова, и надо сбивать масло. Имеет ли это отношение к оптимизму, я не знаю. Как бы ни было мрачно вокруг, мы должны рабо-тать. Я не люблю очень долгих бессмысленных рассуждений на тему "Как все у нас плохо". "

Настоящая история Антона Шабунина

Антон Шабунин, паренек из Кировской области, обратился к нам в отчаянной ситуации. Его первое письмо в Фонд было таким:

«Обращаюсь к вам я, Шабунин Антон…, 1991 года рождения. Мой папа умер в 1999 году, мама умерла в 2009 году, а мой единственный брат 24 июня 2010 года погиб в армии в Бурятии в в/ч 69647. С госпиталя до Кирова тело брата доставили, а от Кирова до нашей деревни, со слов зам. главы администрации доставили за личные деньги их работника. С меня требуют 5 тысяч рублей. Что я могу сказать этим людям? (…) В армию меня не взяли по состоянию здоровья. Образования пока нет и поэтому устроиться на работу сложно. За работу, на которую меня все-таки взяли в декабре 2010 года, платят очень мало, не хватает даже на питание, а в доме нет ни вещей, ни белья, одежды, обуви. Ремонт квартиры сделан еще при жизни папы, а это лет 15 назад. Не на что заготовить дров, топлю, чем придется».

Позвонив Антону, мы обнаружили, что кроме всех описанных им в письме проблем, есть еще одна — у него сильнейшее заикание, которое ограничивает для него выбор работы и создает затруднения в ситуациях общения с людьми, особенно — с чиновниками различных инстанций. Нас поразило, что Антон действительно оказался один на один с трудными жизненными обстоятельствами. Ему не то, что некого было попросить о помощи. Ему не с кем было даже посоветоваться.

Цитируя письмо Антона в том июньском пресс-релизе, конечно, мы надеялись что-то изменить. Прежде всего, мы ожидали, что проявятся неравнодушные люди из Кировской области, живущие где-то неподалеку от Антона и имеющие возможность помочь ему: по-делятся продуктами и вещами, например. Поддержат советом. Нам показалось удивитель-ным, что Кировская область в ответ на отчаянное письмо своего земляка промолчала: от-туда не пришло ни одного отклика. Зато откликнулись неравнодушные люди из других регионов. Сначала нам написала Светлана из г. Рязани. Перечислив на счет Фонда 8 ты-сяч рублей для оказания помощи Антону (этих денег хватило, чтобы закрыть его долги по оплате коммунальных услуг), она звонила, чтобы спросить: можно ли еще что-то сделать для парня? Учительница по профессии, Светлана горячо поддержала идею Фонда: «Антону, конечно, надо учиться. Куда он без образования?» Но как реализовать эту идею? Чтобы учиться, Антону нужно переехать из деревни в Киров, поступить в учебное заведение… Нужна крыша над головой, за которую придется платить. Нужна возможность наряду с обучением работать, иначе с его доходом в виде пенсии по случаю потери кормильца, не прожить. Сам Антон на наши вопросы отвечал: «Да, очень хочу получить образование. Мечтаю стать программистом. Но ведь это для меня невозможно, денег нет». Мы понимали, что денег и не будет, пока не будет хорошего образования и работы…
Наверное, если у человека есть мечта, она должна исполниться. Вслед за Светланой от-кликнулся москвич Сергей Дмитриевич. Он прислал на счет Фонда 60 тысяч рублей для оказания помощи Антону Шабунину. Поговорив с Антоном на предмет его готовности к серьезным переменам в жизни и связанным с этим трудностями, мы нашли в Кирове колледж, провели переговоры, попросив сделать Антону скидку, заключили договор, и оплатили ему обучение в Вятском колледже управления и новых технологий: пожертвования Сергея Дмитриевича теперь как раз хватило ровно на три года обучения. С началом учебного года Антон переехал в Киров и приступил к учебе. Не без трудностей и проблем, но жизнь сироты стала налаживаться.

И вдруг, в конце октября Антон написал нам, что на него наложили штраф в полторы ты-сячи рублей: он поехал в УФМС своего района, чтобы поменять паспорт (ему недавно исполнилось 20 лет), а ему вместо паспорта вручили постановление об административном правонарушении и наказании в виде штрафа: Антон не знал, что паспорт нужно менять в течение 30 дней с момента достижения возраста 20-ти лет, никто ему этой информации не сообщал. На тот момент единственным источником дохода у Антона была пенсия по случаю потери кормильца в 4 тысячи рублей. Расходы: 1,5 тысячи — плата за общежитие. 500 рублей — проездной билет. На жизнь (еду, одежду, книги для учебы) остается всего 2 тысячи рублей в месяц. Антон жил впроголодь и искал подработку. И тут на него свалился этот штраф — в 1500 рублей. Для другого человека, может, и ерунда, а Антону просто есть будет нечего, если он штраф заплатит.

Мы звоним в районное УФМС и спрашиваем, зачем Вы так поступили — оштрафовали сироту? А нам отвечают: извините, мы не знали, он нам ничего не сказал. Мы: Вы не видите, кто к Вам пришел? Парень бедно одет, заикается и толком не может Вам ничего сказать? А нам отвечают: у нас много работы, не заметили… Написали ходатайство повыше — в область. Звоним в областное УФМС, а секретарь говорит: «Наш начальник велел мне подготовить отказной ответ по вашему парню. Мне его, конечно, жалко, но я ничего не могу поделать».

Мы звоним начальнику общежития, а он говорит: «Извините, не могу дать ему скидку, наше общежитие — от другого учебного заведения, Антону скидка не положена». И общий рефрен: «Мы не увидели. Мы не услышали. Он — не наш».
В конце-концов всем этим людям нам пришлось сказать:

«Почему-то незнакомые с Антоном Светлана из Рязани и Сергей из Москвы посчитали, что парню надо помочь встать на ноги. Почему-то им не пришло в голову сказать: „Парень — не наш“. Благодаря всего лишь двум конкретным людям, Антон учится и получит в итоге специальность, о которой мечтал. А государство в лице различных чиновников не только не помогает этому парню, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации, а все время требует с него денег. Доставка тела брата, долги по ЖКХ, накопившиеся в то время, когда Антон был еще ребенком, штраф за паспорт…».

Удивительно, но добрые примеры убедили: Антону отменили штраф. Начальник общежития, правда, так и не смог предоставить ему скидку, но зато по нашей просьбе дал Антону подработку. Вот как об этом написал нам Антон в своем недавнем письме:

«Надо каждое утро (кроме выходных и праздничных дней) прогребать от снега два крыльца. У столовой колледжа. Очень близко. 1000 рублей в месяц. Меня устроило. Начинаю с завтрашнего дня работать».

И дело даже не в деньгах. Дело в представлении, которое на собственном опыте формируется у нашего подопечного Антона о том, как выглядит мир вокруг него, о том, в каком обществе ему предстоит жить и работать. Не хотелось бы, чтобы он думал про этот мир, про наше общество плохо. Люди лучше, чем иногда сами о себе думают.

История акции "Одноклассники"

В июне 2010 года Фондом с помощью художников московского офиса креативного агентства BBDO, выступивших в качестве волонтеров Фонда «Право Матери», в Интернете был размещен проект «Меня убили в армии», представляющий 30 разных историй погибших в армии ребят, написанных нами «от первого лица». Фактически, погибшие солдаты были оживлены в интернет-среде, так как приобрели аккаунты, как живые пользователи. Компьютер продолжает отсчитывать им годы жизни, напоминает участникам группы про их дни рождения. В течение лета 2010 г. эти истории были размещены в социальной сети «Одноклассники», насчитывающей на сегодня 45 миллионов зарегистрированных пользователей, где они стали доступны для чтения множеству людей. Осенью и зимой 2010 г. проект тестировался пользователями соцсети. Невероятную известность этот проект получил после того, как Фонд презентовал его на своей ежегодной пресс-конференции, прошедшей 17 февраля 2011 года в Независимом пресс-центре. По итогам пресс-конференции одним из участвовавших в ней журналистов, специальным корреспондентом «Новой газеты» Аркадием Бабченко о проекте «Одноклассники» была сделана большая статья под названием «Как я погиб» («Новая газета», 2 марта 2011 года). Эта статья дала старт мега-кампании освещения проекта «Одноклассники» в СМИ. Блог А. Бабченко starshinazapasa стал дискуссионной площадкой для обсуждения темы. Многочисленные пользователи Интернета сделали перепост этого материала, запись вошла в топ записей русскоязычного ЖЖ, заняв 7 место. Председатель Правления Фонда «Право Матери» Вероника Марченко была приглашена в программу «Блог-аут» (радиостанция «Эхо Москвы», ведущая – Ксения Ларина), в которой проект «Одноклассники» был презентован аудитории «Эха». После о проекте сделали публикации крупнейшие российские информационные агентства Интерфакс и РИА-Новости. Вслед за информационными агенствами о проекте стали рассказывать самые разнообразные СМИ (сайт «Новая политика», ресурсы «NEWSru.com», «MR7.ru», «Новосибирск-News», «TIMESru.com», Городской информационный портал Тольятти, «Собеседник.RU», «Sostav.ru», «Megapressa.ru», «Newsinfo», «Ufa1.ru», «RZN.info», «inoСМИ.Ru», «Давеча», «БК55», «РИА-Омск-Информ», Информационное агентство «Доступ»; радиостанции «Эхо Москвы», «Свобода», «Голос России»; газеты «Мой район», «Метро», «Газета «F-5», «Комсомольская правда» (Челябинск, Новосибирск, Алтайский край), «Деловой Петербург», «Качканарский четверг»; телекомпании «1 областной», НТВ-Санкт-Петербург, Новосибирская государственная телевизионная и радиовещательная компания, ТВ «Мир», «Кавказ-ТВ», «REN-ТВ», «YLE» (финская теле-радио-компания), и т.д.

Проект оказался крайне результативным – например, за две недели группа Фонда «Право Матери» в сети «Одноклассники», где размещены аккаунты погибших солдат вы-росла в 20 раз (с 70 до 1400 участников). За время реализации проекта в Фонд ежедневно звонили люди, изъявляющие желание стать волонтерами Фонда, а также журналисты – чтобы поддержать проект публикациями. «Одноклассники» — один из самых удачных информационных проектов, реализованных Фондом за последние несколько лет.

Что может пригодиться, кроме денег?   

Получение услуг (транспортных, гостиничных, почтовых, рекламаных) без оплаты. Помощь волонтеров.

Когда было трудно?

В 2009 году мы раздавали людям такие листовки:

«Вместе с ноябрем месяцем началась наша абсолютно безденежная жизнь. В смысле, у Фонда “Право Матери” закончились деньги на активную деятельность. В командировки (ежегодно Фонд инициирует 100—200 судебных процессов) нам ездить не на что. Недавно звонила мама погибшего солдата – в суде без нас ее довели до истерики. Если бы Общественная палата этой осенью приняла решение хотя бы частично профинансировать наш проект, эта мама сейчас бы не рыдала в телефонную трубку. Но чего не случилось, того не случилось, теперь какое-то время нам придется принимать звонки такого характера. Толком мы ничем не можем ей помочь – только выслушать, посочувствовать, научить, как отложить судебное заседание из-за плохого самочувствия, убедить, что с юридической точки зрения – позиция безупречна. Но приехать в ее судебный процесс и быстро поставить на место местечковых хамов нам сейчас не на что. Теперь коллектив Фонда работает без оплаты на добровольной основе – как когда-то, двадцать лет назад… Никто не спешит разбегаться по новым рабочим местам – новое место работы вряд ли оставит кусок свободного времени для Фонда. Сколько Фонд способен просуществовать без денег? Вообще, способна ли некоммерческая организация с довольно затратным профессиональным бюджетом (командировки, включающие в себя оплату авиа- или жд- билетов и гостиниц, профессиональных экспертиз, почтовые расходы — в наших масштабах – это очень дорого) какое-то время работать на абсолютно безденежной основе? Теоретически, пару-тройку месяцев при удачном стечении обстоятельств. Удачное стечение обстоятельств – это когда нам помогают знакомые и незнакомые люди. Помогают в прямом смысле – кто как может. Явно (имена этих наших друзей вы можете найти в наших отчетах) и тайно…
Телефонный звонок – это один из наших добровольцев: “Есть свободное время, могу помочь с рассылкой газеты”. Свободное время – это здорово. У нас теперь тоже много свободного времени. Только конвертов, в которые нужно закладывать экземпляры газеты, а также марок, которые нужно клеить на конверты, у нас нет. И, видимо, родителям погибших солдат еще долго ждать газеты Фонда… “Да не проблема, — отвечает доброволец, — я зайду на почту, куплю конверты и марки и принесу с собой”. Желание наших добровольцев делать добрые дела не знает границ. Их креативный подход к помощи нам – тоже. Когда в Фонде сломался ксерокс, девчонки-волонтеры разобрали образцы наших материалов для копирования и наснимали копий по своим основным местам работы – втайне от начальства. “Ничего, у нас коммерческая фирма, шеф картриджи для ксерокса и бумагу не считает, никто и не заметит. А родителям погибших солдат эти материалы так нужны”.
Телефонный звонок – от очень высокопоставленного чиновника. И состоит он в известной партии, в которой почти все состоят. “Вот тут у вас суд в наших краях, совсем наш Пенсионный Фонд распоясался. У вас денег на билеты нет, так я куплю вам билеты. Только не рассказывайте никому, что я вам помог, меня не поймут…” О'кей, не расскажем. Пусть лучше помогает тайно, чем никак.

Звонок из рекламной газеты, девушка-менеджер предлагает дать объявление об имеющихся у нас ва-кансиях . Объясняем, кто мы и чем занимаемся, и что денег у нас нет, говорим: “Вот если бы Вы могли бес-платно напечатать объявление о том, что Фонду “Право Матери” нужны добровольные помощники…” Неожиданно менеджер, позвонившая нам в надежде заработать на нас, вникает в ситуацию и идет договариваться с редактором о нашем бесплатном объявлении… Ура! Редактор оказывается не вредным и все понимающим человеком, объявление выходит и результат ощутим – у Фонда появляется несколько новых волонтеров.
Звонок из авиакомпании: “Видим анонсы ваших судов. Мы дадим вам билеты в город N бесплатно”. Спасибо, а почему именно в этот город на этот суд? “Наш директор родом оттуда, они с родителями погибшего земляки”. Понятно. Теперь нужно подумать, где наш юрист будет жить в родном городе директора авиакомпании, ведь денег на гостиницу тоже нет. К счастью, на отправленное нами ходатайство другой директор — гостиницы отвечает согласием поселить юриста Фонда абсолютно бесплатно: “Вы делаете благое дело, живите так, мы денег не возьмем”.

Звонит молодой человек: “Вы занимаетесь делом Такого-то?” Да, занимаемся. “Я когда-то учился вместе с погибшим, я профинансирую командировку на этот судебный процесс, только родителям парня не рассказывайте, не надо их беспокоить”.
На автоответчик мы наговорили текст о том, что с 1 ноября Фонд активно, как раньше, не может работать. Родители погибших солдат в шоке, некоторые плачут… Многие искренне считали, что нас последние годы спонсировала Общественная палата РФ или российский большой бизнес. То, что мы ездили в российскую глубинку и для российской матери отсуживали по российским законам российскую пенсию на европейские или американские (очень скромные) пожертвования  — у многих не укладывается в голове…

На электронку присылают “актуальное предложение” – купить оптом красную икру. Спасибо, лучше бесплатно, и не икру, а почтовые марки. Если бы каждый человек, проходящий мимо нашего здания на обед в одно из ближайших кафе, заносил нам пару-тройку почтовых марок… Люди просто не в курсе, как легко можно сделать доброе дело.

Приходит женщина – узнала, что у Фонда “Право Матери” трудности, принесла… поесть. Спасибо, но еду мы не принимаем, лучше конвертами, марками и небольшими пожертвованиями на счет.

Заходит мужчина с огромной сумкой, предлагает купить у него книжки – напрямую, от издательства, без наценки. Объясняем, что денег нет, работаем бесплатно для родителей погибших солдат. Мужчина не уходит, напряженно думает, в глазах – сочувствие. Наконец, он говорит: “Тогда купите молитвослов! Прекрасный молитвослов!”…

В целях выживания Фонда и продолжения его благородной деятельности мы, сотрудники и волонтеры Фонда “Право Матери” решили обратиться за помощью к Вам.»

Когда чувствуешь, что Добро Побеждает? 

Когда выигрываешь дело, которое все считали безнадежным. Когда видишь глаза бабушки-пенсионерки, которая не верила, что к ней, в тьму-таракань приедет юрист из Москвы. Когда судья принимает
решение, не поддаваясь на давление разнообразных структур, просто видя твою правоту. Когда получаешь письма : «Вы спасли мне жизнь»…

В наших ближайших планах: 

Фонд «Право Матери» — редкая правозащитная организация в России, имеющая положи-тельный имидж в глазах общества, несмотря ни на иностранное финансирование, ни на четкую антимилитаристкую позицию. Как написал один из блогеров в интернете о фонде «Право Матери»:  «Вот если бы все работали так, как фонд «Право Матери», слово «правозащитник» перестало бы в России быть ругательством»…» Созданная фондом «Право Матери» схема работы, выработанные принципы и их реализация на практике – достойны всемерной поддержки и неустанного развития.

Мы хотим получить дополнительное помещение и оборудовать музей памяти жертв «дедовщины». Хотим издать 5-ый выпуск книги «Советы юриста». Хотим выиграть в следующем году еще больше судов. Хотим, чтобы благодаря нашей работе, люди начали бы верить в то, что есть люди, которым на них не наплевать.

Где про нас можно прочесть в интернете?   

  • О Фонде «Право Матери» можно прочесть:

В энциклопедии Википедия: http://ru.wikipedia.org/wiki/Право_Матери

На «Эхо Москвы»: www.echo.msk.ru/blog/mright/

  • О работе фонда «Право Матери» можно узнать:

Подписавшись на наш видеоканал: http://www.youtube.com/user/MothersRight

Подписавшись со своей электронной почты на наши пресс-релизы:

mailto:culture.people.pravomateri-sub@subscribe.ru?subject=culture.people.pravomateri-sub

Став нашим другом в ЖЖ: http://mright.livejournal.com

Разделив с нами наш Мир: http://my.mail.ru/mail/fund.pravo/

Присоединившись к нам на Facebook: http://www.facebook.com/group.php?gid=108481752498

Будучи с нами ВКонтакте: http://vkontakte.ru/club12153315


Собрали



  Другая сумма: 


Организация

Право Матери
благотворительный общественный фонд (г.Москва)
Адрес: 101000, г. Москва, Лучников переулок, дом 4, под. 3, комната 4.
Телефон: 8 (495) 606-05-81
E-mail: mright@rosmail.ru
Сайт: mright.hro.org
Fax: 8 (495) 606-05-81

Новости

Петербуржцы завоевали медали Кубка России по дзюдо среди слабовидящих
Точка опоры

25 мая 2017

На Кубке России по дзюдо среди лиц с нарушением зрения петербуржцы завоевали золото и бронзу. Борцы также приняли участие в I Чемпионате России по самбо. БФ «ТОЧКА ОПОРЫ» поздравляет участников соревнований и благодарит всех, кто поддержал спортсменов.  Подробнее…

«Есть контакт!» — 2017
Мастер-класс по пению
Журавлик, лети! Фонд «АиФ. Доброе сердце» приглашает на  Праздник мороженого в «Сокольниках»